Крутите страницу дальше

2017-09-12_Звучать в унисон.- М. Калинина, Д. Кожевников. Заполярная правда

Звучать в унисон

Их трижды пытались переманить другие театры страны, но они остались верными своей «маяковке», прослужив здесь без малого 40 лет. Из Норильска уезжает талантливая актерская пара, заслуженные артисты России Лариса Потехина и Сергей Игольников. Провожают их тепло, сердечно. Не без грусти.

– Здесь у нас все состоялось, — говорят артисты. — Норильск дал нам все, а главное — возможность спокойно работать, заниматься любимой профессией в полном объеме и при этом не думать о деньгах.

Союз Игольникова и Потехиной считают примером семейного и творческого долголетия. Они — неповторимые, всегда разные, отыгравшие сотни ролей на двоих, сумевшие создать столько образов. Одним словом, профессионалы.

В одной лодке

Лариса Потехина — коренная норильчанка. После окончания Иркутского театрального училища, где начинающая актриса в 1978 году познакомилась со студентом другого курса Сергеем Игольниковым, она возвращается в родной город. Потехина успешно дебютирует в «Жестоких играх» Арбузова и становится одной из самых востребованных норильских актрис: бесконечно занята в сказках, комедиях, водевилях, в масштабных драматических спектаклях. Долгие годы она — главная героиня, лирическая, тонкая, тоненькая. «Даже мальчиков играла лет до тридцати...» — смеется Лариса Иннокентьевна, рассказывая о своих многочисленных ролях. Позже, в бытность Александра Зыкова, Потехина также создает глубокие и убедительные образы, но этот режиссер выводит ее в разряд характерных героинь, что значительно расширяет амплуа актрисы. Чего стоит только большевичка Тоня в «Квадратуре круга» по пьесе Катаева или сентиментальная Манька в спектакле «Два вечера в веселом доме», поставленном по повести Куприна. Она всегда умела без заигрываний и излишнего кокетства «лепить» свой образ, освобождая его от всего наносного. «Заполярка» в 1998 году так писала о ее Алине из спектакля «Строитель Сольнес»: «Мороз продирает, когда видишь ее потухшие глаза, преждевременно поникшую фигуру — она как будто на столетие старше мужа...» В знаменитом «Кине IV» многим запомнилась наивная и робкая героиня Потехиной, превратившаяся в хищное создание, рядом с которым даже Кин — беззащитный ребенок. Современный зритель наверняка помнит ее Паньку во «Вдовьем пароходе», портниху Терезину из «Филумены Мартурано» и эксцентричную Аннету в «Двух дамочках в сторону севера» и многие другие роли. В 2013 году на краевом фестивале «Театральная весна» Потехина получила региональную «Маску» за лучшую женскую роль второго плана в спектакле «Валентинов день».

Сергей Игольников родом из Иркутска. Он приехал в Норильск вслед за супругой в 1980 году. Особые внешние данные, невероятный голос, пластика и техника быстро «сослужили ему добрую службу»: он становится одним из заметных артистов норильской драмы. В списке ролей Сергея Эмильевича — герои Булгакова, Эрдмана, Горина, Кима, Гоголя, Достоевского, Островского, Чехова, Ибсена, Моэма... Игольников всегда эффектен и неповторим. Сцена любит его. И ролей у него — широченный диапазон. То он расчетливый «мудрец» Глумов, то водевильный фонвизинский Милон, то инфантильный помещик–игрок Гаев, то ироничный принц Уэльский или герцог Веронский, то одинокий философ Обломов. Звание заслуженного артиста Игольников получил в 2000 году, до этого его не раз отмечали на «Театральной весне» в Красноярске.

Если вспоминать спектакли, где артисты сыграли вместе, то это: «Назначь мне свидание» по повести Галины Щербаковой «Вам и не снилось», «Бумажный патефон» Александра Червинского, спектакль «Все в саду» Эдвара Олби и «Прикоснись к моей улыбке» Леонарда Герша. Последней их совместной работой стали «Любовные письма», поставленные к 55–летнему юбилею Сергея Игольникова, к которым актер сам подбирал музыку и участвовал в работе над сценарием.

– Вы отдали нашему театру почти 40 лет... Что вспоминается больше всего?

Сергей Игольников:

– Было многих ярких моментов. Особенно запомнились первые годы служения в театре. Когда ты молодой, события воспринимаются более обостренно, сильнее волнуют, реакции иные, и это естественно. Творческой удачей считаю работу с такими режиссерами, как Борис Преображенский, Андрей Андреев, Леонид Белявский, имена которых гремели по всей России.

Лариса Потехина:

– Помню запах театра на улице Севастопольской, где мы проработали до 1986 года. Это запах театра совсем иного времени... Хочу сказать, что нам с Сергеем и актерам, приехавшим почти в одно и то же время с нами, необыкновенно повезло: мы работали с людьми, которые по–настоящему владели профессией. Каждого артиста, который приходил в театр, тот же Белявский, например, не оставлял ни на день, вел его от начала и до конца. «Разбор полетов» происходил буквально после каждого спектакля: тебе говорили, что не так, где ты неверно повернул голову или не так отыграл сцену, и это было как «отче наш».

С. И.:

– Помню первый наш дуэт с Ларисой в спектакле «Назначь мне свидание», это была такая современная версия «Ромео и Джульетты» в стиле мюзикла... и первая попытка проверить наши вокальные способности. Спектакль был удивительно сделан и очень любим зрителем. Хороша и постановка «Прикоснись к моей улыбке», режиссер — Владимир Гурфинкель. Я играл там слепого. Очень сложно мне пришлось, большую часть времени я потратил на адаптацию к предлагаемым обстоятельствам. Но ходить «слепым» почти весь спектакль — это одно, важно было еще, чтобы зритель тебе поверил, ведь проколоться очень легко!

– Двум артистам «в одной лодке» наверняка жилось непросто?

Л. П.:

– Не то слово! Здесь требуется большое терпение, понимание, ведь у каждого свое видение рисунка спектакля, собственные амбиции. Надо было учиться уступать, постоянно чем–то жертвовать ради другого. Мы часто ругались, порой в пух и прах, и это нормальная ситуация. Единственным спектаклем, где мы спокойно репетировали, стали «Любовные письма» — видимо, с годами какая–то мудрость пришла.

– 17 сентября, на закрытии очередного творческого сезона, вы попрощаетесь с норильскими зрителями. Уезжаете с легким сердцем?

Л. П.:

– Норильск — мой любимый, родной город, место, где у меня случилось все самое важное в жизни. Но наступает время, когда и любимый город надо покинуть. Оно, конечно, непростое. И щемит внутри, не буду лукавить... Но уезжать стоит, и видит бог, наша творческая жизнь еще может продолжиться.

С. И.:

– В Питере, куда мы едем, много родственных душ, там нас ждет целая команда бывших норильских артистов: Аня Титова, Алевтина Александрова, Александр Сулимов, Саша Черкашин, и многие другие — поверьте, нам будет там с кем поговорить.

Л. П.:

– В этом театре остается отличная творческая молодежь с прекрасным потенциалом и хорошими перспективами, все они талантливы. На мой взгляд, в нашем творчестве самое интересное — репетиционный процесс, лично я люблю это намного больше, чем игру на сцене. Даже во время читки за столом ты вымеряешь отношения, прислушиваешься к партнеру. Одинаково звучать — как оркестр — вот счастье, вот что важно. Хочу пожелать нашим артистам, чтобы этот процесс не прекращался.

Все идет своим чередом

– Театр — живой организм, — считает главный режиссер Анна Бабанова, — и в нем так или иначе происходят замены, вводы, мелькают новые лица и обновляется кровь.

Отметим, в этом сезоне норильский театр покинули Мария Нестрян и Елена Кузьменко, недавно объявила о своем

отъезде Маргарита Ильичева.

– Все идет своим чередом, повода для паники нет. Мы приглашаем в наш театр разновозрастных артистов из других городов. Из Омского ТЮЗа к нам приехала Марина Журило, заслуженная артистка России, на подходе еще трое новых актеров, с ними сейчас ведутся переговоры. Так что жизнь продолжается, — прокомментировала кадровый вопрос в Заполярном театре драмы Анна Владиславовна.

 

Марина Калинина

Фото Дениса Кожевникова и из архива редакции