Крутите страницу дальше

2018-02-01_Почти готовые спектакли.-В.Вачаева, А. Харитонов. Заполярный вестник

Почти готовые спектакли

ТЕАТР КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Норильскому театру крупно повезло, когда пять лет назад он попал в проект под названием “Лаборатория современной драматургии” во главе с Олегом Лоевским. За эти годы в самом северном перебывало немало молодых театральных режиссеров, чьи имена сегодня на слуху. И не только режиссеров. Постепенно “Полярка”, как назвали лабораторию в Норильске, стала расширяться, менять ракурс.

На шестой “Полярке” для интересующейся публики читались лекции, проводились мастер-классы, прошла норильская премьера фильма, номинировавшегося на “Оскар”, и показ спектакля – гостя лаборатории. Впрочем, лекции читали и раньше, а в прошлом году в программе лаборатории был запомнившийся норильчанам спектакль “Оборотень” эстонского театра R.A.A.A.M. В этом, помимо кино, тему “Утопия – антиутопия” поддержала одноименная выставка Дамира Муратова в художественной галерее. В следующем – Олег Лоевский пообещал подключить еще и музыкантов.
Но главное в лабораториях все же режиссерские эскизы. В этот раз они создавались за четыре дня, и все получили высокую оценку. И профессиональных критиков, и зрителей.
Не договорились
Первым был показан эскиз молодого режиссера Екатеринбургской драмы Дмитрия Зимина “Экспонаты” по пьесе десятилетней давности именитого на сегодняшний день драматурга Вячеслава Дурненкова.
Для истории умирающего города Полынска, где предприимчивый столичный бизнесмен решил устроить этнографический музей под открытым небом и проиграл, норильчане отдали большую сцену и всех заслуженных артистов из труппы. Причем, в отличие от двух других эскизов, в “Экспонатах” были заняты только заявленные ранее Нина Валенская, Марина Журило, Сергей Ребрий, Павел Авдеев, Александр Глушков, Сергей Даданов, Александр Жуйков, Олег Корныльев, Алексей Ковригин, Степан Мамойкин, Сергей Назимов и прекрасно вписавшаяся в команду дебютантка Елена Донова. 
Герои “Экспонатов” чаще всего сидели на стульях лицом к зрительному залу на фоне большого экрана, где время от времени появлялись ремарки из пьесы, обозначающие место или время действия. Причем в обеих воюющих семьях на одном и том же месте находился старший представитель клана – один и тот же манекен. С ним общались, но он/она безмолвствовали... 
Позднее, на пресс-конференции, Дмитрий Зимин признался, что перед лабораторией больше всего боялся сбоя в работе в незнакомом театре. Но все сложилось, да так, что коллега из Эстонии Элмо Нюганен, чьим фильмом “1944” открылась “Полярка”, воскликнул: “Можно четыре дня говорить о том, что Дмитрий с артистами сделали за четыре дня!” А критик Татьяна Тихоновец на правах “специально обученного человека” отметила, что пьеса срабатывает и через десять лет:
– В России ничего не заканчивается, все продолжается. Пьеса не о двух семьях. Здесь речь идет о выборе. Почему бы не сделать из города музей? Но это не для нас, и в битве за национальную гордость один герой погибает, а второй идет под суд.
Редактор “Петербургского театрального журнала” Евгения Тропп, проводившая во время лаборатории мастер-класс по театральной журналистике, добавила, что к финалу эскиз взлетел к обобщению:
– Неизбывный русский круг, из которого мы не можем выйти: чтобы вас здесь не было, чтобы все, как раньше...
Некоторые актерские работы были просто замечательны. Мы объявляем, что это лаборатория, а видим почти готовый спектакль.
Олег Лоевский присоединился к оценке коллег, сказав, что Дмитрию Зимину удалось показать жизнь живых людей. А на вопрос юной зрительницы: “Что делать?” – ответил традиционно для него:
– Я могу сказать одно: жизнь сложна, в ней придется принимать много решений.
В конце немногословный Дмитрий Зимин подчеркнул, что для него в постановке был важен диалог, который в пьесе получается только у младшего Зуева с  Алешей-дурачком: 
– Остальные не могут договориться между собой.
Приучены высказываться
О том, что эскиз понравился зрителям, свидетельствовали аплодисменты вставшего зала. Запомнились слова благодарности театру от одного из героев публикации в “ЗВ”. В начале 2016-го мы писали о норильчанине Леониде Тукурееве, установившем на берегу Енисея четырехметровый крест в память о своих родных и всех ссыльнопереселенцах.
При подведении итогов Олег Семенович Лоевский предложил театру оставить эскиз Дмитрия Зимина в репертуаре и играть его как дилогию вместе с “Утопией” Михаила Дурненкова в постановке Тимура Файрузова. Из 43 зрителей, принявших участие в голосовании, 36 предложили работу режиссера Норильской драмы оставить, причем большинство согласны на версию без доработки. 
Камерный формат пьесы привел поставщика в зрительский буфет театра, где деловые люди предлагают хозяевам бывшей рюмочной под названием “Утопия” возродить ее в прежнем виде. На фоне черного полиэтилена то и дело появляются утопические картинки из прошлого – бара мечты 90-х. В финале этим же полиэтиленом накрывает всех героев пьесы.
– Мир меняется, и надо вступать с ним в новые взаимоотношения. Иного не дано, – сформулировал смысл пьесы и эскиза куратор.
Посетители “Утопии”, они же зрители, отметили актерские работы Дениса Чайникова, Александра Носырева, Галины Савиной, Николая Каверина. А режиссер и драматург Борис Павлович, приехавший на “Полярку” со спектаклем “Вятлаг” и мастер-классом, обратил внимание, что у норильского театра сплоченная команда поклонников:
– Всем эскизам был оказан горячий зрительский прием, и абсолютно правильно, что зрители жестко бьются за своих. Ценно, что в театре они чувствуют себя не на минуточку допущенными, а приучены высказываться.
Без иллюзий
Эскиз, о том как утопия любви обернулась коммерческим проектом, по пьесе эстонского драматурга Яна Тятте “Безумец” на малой сцене показал режиссер из Латвии Гиртс Эцис. Элмо Нюганен, снимавший по “Безумцу” фильм и хорошо знающий драматурга, на обсуждении сообщил, что тот был бы рад увидеть норильскую версию, тем более что это отличное от его фильма прочтение... Пьеса о благополучном коммерсанте, который, все бросив, отправляется в глухомань, где пытается понять, в чем смысл жизни. Там ему вдруг говорят, что он больше, чем ему кажется, и тот верит. А в итоге выясняет, что все его обманывают.
Героя (Я) играют два актера: Роман Лесик и Денис Ганин. В эскизе заняты: Юлия Новикова, Евгений Нестеров, Евгения Камбалина, Инесса Талашкевич, Лариса Ребрий, Иван Розинкин.
При обсуждении режиссер сразу заявил, что в норильском театре работают люди, любящие свою профессию и владеющие ею. Он назвал их художниками:
– Актеры просто поразительные. И вся художественная часть: свет, звук, оформление. 
Отвечая на вопросы зала, Гиртс Эцис то и дело ронял: “Рома (Лесик) – гениальный артист”. “Историю с братом-близнецом придумал Женя (Нестеров). Женя – прекрасный актер, прекрасный...”
“Специально обученные люди”, включая драматургов и режиссеров, вспоминали истории из жизни, когда сами или их знакомые оказывались в похожих ситуациях и оставались ни с чем. В отличие от героя, который в финале убивает в себе второго. Как сформулировал Борис Павлович:
– Любить оказалось не так интересно, как бабки зарабатывать.
Режиссер эскиза в финале расставил все акценты. Гиртс Эцис считает, что герой пьесы сознательно идет в деревню, чтобы удостовериться, что не выживет там.
Татьяна Тихоновец, по ее словам, успокоившаяся только в конце показа, когда поняла, что у обманутого Я всегда был телефон в кармане, продолжила мысль режиссера:
– В деревне он обретает следующую иллюзию. И ее тоже убивает.
Как сложится судьба “Безумца”, будут решать в театре, а среди голосовавших зрителей нашелся только один, решивший, что эскиз нужно забыть, как страшный сон. Эксперты рекомендовали оставить в репертуаре все три работы.
Программа плюс
В книге “Без цензуры: молодая театральная режиссура ХХI века”, продававшейся во время “Полярки”, опубликован разговор Марины Дмитревской, главного редактора “Петербургского театрального журнала”, с тем, кто лучше всех знает общероссийский театральный процесс. Так Дмитревская характеризует Олега Лоевского, придумавшего в начале 2000-х режиссерские лаборатории по слиянию молодых выпускников с театрами России. Она называет его “дядькой” целого режиссерского поколения, делающего в какой-то степени режиссерские судьбы. За шесть норильских лабораторий многие из тех, о ком написано в книге, были участниками “Полярки”.
“Полярка-2018” прошла идеально. Особую часть ее программы составили гости из стран Балтии, в том числе именитые и необыкновенно обаятельные драматург Мариюс Ивашкявичюс и кинорежиссер Элмо Нюганен. Для них и их соотечественников, отмечающих в этом году столетие независимости прибалтийских республик, Норильск – важный город. Эстонская делегация прилетела в северный город во главе со своим послом в России. 
В составе этой делегации второй раз в Норильске побывал Мярт Меос, привозивший в 2017-м спектакль своего театра “Оборотень”. “ЗВ” взял интервью у него и Рейна Грабби, приехавшего поклониться месту, где навечно остался его отец. Об этом читайте материал в следующем номере.

 

1 февраля 2018 года, 13:51

Фото: Александр ХАРИТОНОВ

Текст: Валентина ВАЧАЕВА