Крутите страницу дальше

2018-05-17_Обыкновенное чудо по Гаевой.- В. Вачаева, фото Н. Щипко, Заполярный вестник

ТЕАТР КРУПНЫМ ПЛАНОМ

 Норильском Заполярном готовится бэби-спектакль для зрителей от полугода до трех лет.

“Сверху небо –  высоко,/В луже небо –  глубоко./Если в лужу оступиться,/Можно в небо провалиться!”
Эти строчки поэта Насти Орловой руководитель и продюсер инновационной программы по созданию профессионального театра для самых маленьких зрителей “Бэби-лаб” Екатерина Гаева называет выражающими “крышесносный момент детского мировоззрения”:
– Так ребенок и живет. В его мире солнышко не обязательно рисовать желтым фломастером. Это правила игры, в которые его загоняют взрослые. У ребенка все процессы идут нон-стопом, поэтому, считаю, ничего страшного, если сегодня он не ест, сидя за столом, а бегает. Ему так интереснее. Он все время занимается исследовательской деятельностью. В перевернутом стуле видит паровоз, корабль или турник. Для него это просто объект, который так прекрасен в перевернутом состоянии. Любой обрывок бумаги может стать партнером для игры: ограничений не существует. 
Вместе с Себастьяном
В этом сезоне Екатерина Гаева ставит уже пятый спектакль для самых маленьких зрителей, от шести месяцев до трех лет. И везде: в Хабаровске, Тюмени, Москве и Норильске – рядом с ней ее сын Себастьян, которому недавно исполнилось три года. Мама называет его “тестовым ребенком”. По ее словам, рождение сына  на уровне космоса практически совпало с рождением единственного в России проекта, принятого в члены Международной ассоциации театров для детей и юношества АССИТЕЖ:
– В свое время на европейских фестивалях я видела много завораживающих иммерсивных спектаклей для самых маленьких. У нас все началось в сентябре 2014 года с творческой лаборатории для тех, кто уже работает в детском театре или хотел бы попробовать. Первый мастер-класс с режиссерами, художниками, композиторами, драматургами провел режиссер из Италии Роберто Фрабетти. Были сделаны эскизы будущих спектаклей.  Некоторые работы  уже в октябре стали участниками  фестиваля “Большая перемена”, который тогда еще был, и представлялись на “Золотой маске” в программе “Детский Weekend”. А уже в апреле 2015 года девять спектаклей составили афишу офф-программы фестиваля “Золотая маска” “Бэби-weekend”.  Там был показан в том числе и спектакль Серовского  театра драмы, первым из региональных прошедшего путь от эскиза до постановки.  
– Проект вы начинали как художественный руководитель и продюсер, а чем дебютировали в качестве режиссера?
– Свой первый спектакль “Малыш и кот” я сделала в Московском театре имени Маяковского в конце 2015 года. Это еще не бэби-среда, там есть разделение на сцену и зал. В спектакле звучат прекрасные стихи Анастасии Орловой, с которой мы познакомились во время лаборатории. Придя инкогнито на один из мастер-классов, Настя прочитала свои стихи, от которых я пришла в восторг. С того времени мы работаем вместе. 
Кстати, “Малыш и кот” стал зрительским дебютом Себастьяна. На репетициях он сначала лежал. В шесть месяцев в первый раз перевернулся, а в восемь – уполз исследовать кулисы под присмотром прекраснейшего старейшего, как минимум со времен Гончарова, помрежа бабы Вали. Мне кажется правильным, когда ребенок в первые годы жизни находится рядом с мамой. Мы с Себастьяном вместе ездим, летаем.  И меня это абсолютно не напрягает.
Конвенция для  мам
– Театр для самых маленьких предполагает их полное погружение в действие. Чем иммерсивный спектакль отличается от интерактивного?
–  В иммерсиве актеры не обращаются напрямую к зрителям. Наши дети еще не говорят вообще или говорят недостаточно хорошо. Кроме того, у нас нет общих действий, то есть когда все вместе что-то делают. У каждого на площадке своя жизнь. Зрителям от полугода до трех лет мы разрешаем все.  И это не связано с тем, что делают актеры. Главное – это достичь конвенции с мамами. Они-то ходили на другие спектакли – не средовые, не иммерсивные, не те, где все было разрешено.
– В нашем обществе традиционно считается, что мама в декрете – фактически выбывший из социума человек.
– Сейчас ситуация понемногу меняется:  в общественных местах появляются пеленальные столики и прочие приспособления для кормящих мам. Это все очень важно. Множатся разно-образные “мамские” форумы. Мамы в декрете –  лавина, которая еще даст о себе знать.
– В норильском бэби-спектакле вы не только режиссер…
– Но и перформер, играющий тренер. Я выхожу на площадку во всех своих иммерсивных спектаклях. Мне ужасно интересно исследовать сценическое пространство вместе со своими соавторами. Каждый наш спектакль тематический, со своей музыкой, звучанием стихов, своими предметами. Мы пока не можем знать наверняка темпоритм будущих соавторов, поэтому во время репетиций-тренингов договариваемся с артистами о маячках, помогающих определить переход от сцены к сцене.
Свободу бэбикам!
– На одной из первых репетиций артисты и вы сыпали друг другу на голову чечевицу и пшено. Павел Авдеев не выпускал из рук ханг. Николай Каверин расслаблялся, лежа на покрытии. Мне вы доверили волшебно звучащий браслет. При этом не было произнесено ни слова. С закрытыми глазами казалось, что находишься где-нибудь на океанском побережье или в джунглях… – Пока идет работа с объектами, без тем. Видится и слышится каждому свое: кому-то шум прибоя, кому-то что-то другое.  Спектакль – личное высказывание тех, кто работает на площадке. Это Павел Авдеев, Полина Белянина, Николай Каверин, Юлия Новикова, Александр Носырев, Галина Савина. Естественные реакции – самое ценное в постановке для детей, поэтому мы их закрепляем. Актерам очень трудно, так как они привыкли получать роли, а  здесь профессионализм заключается в том, чтобы всякий раз создавать определенную атмосферу. Европейцы, исследовав то, как ребенок воспринимает человека, выяснили, что до определенного возраста наши части тела для него не связаны. Мамина рука – это просто рука. Поэтому перформеры не уходят из пространства и все время находятся вместе с детьми. Например, когда на них сыплется крупа, малыши воспринимают это как чудо. Получается, что чудо создать, с одной стороны, очень легко, но с другой – его также легко разрушить. Неискренней улыбкой, формальным движением, заученной интонацией. В таком возрасте дети не умеют притворяться. 
Пока мы ищем точку входа, обращаясь в том числе и к поэзии. В библиотечке для театра собраны книги стихов Насти Орловой, Наташи Волковой, Маши Рупасовой, Веры Полозковой. Это все мамы, и у них есть талант вербально, поэтическим языком передавать философию взгляда ребенка на мир. Мы их читаем.
Кстати, Павел играл на аналоге ханга, который изобрели и сделали в Перми. На нем с удовольствием время от времени издают неземные звуки и Коля Каверин, и Поля Белянина. 
– Целевая аудитория “Бэби-среды” – дети от шести месяцев до трех лет, а если мама придет на спектакль с двумя детьми, один из которых старше трех?
– Мы попросим ее следить не за бэбиком, а за тем, кто постарше. Темпоритм спектакля рассчитан на маленьких, а у старших – другая скорость. Вместе с художником Ольгой Атмадзас мы создаем безо-пасную среду. Однозначно у нас не будет ничего бьющегося, стеклянного, колющегося, пугающих детей затемнений. Конечно, ребенок может поесть пшена, а мама может сделать то же… в другом углу. Папина история обычно связана с музыкальными инструментами. Единственное требование к родителям – чтобы ребенок  чувствовал  себя свободно. И еще взрослым придется на время спектакля снять обувь. Они могут ползать вместе с детьми или сидеть на зрительских местах и снимать чадо на телефон. И это тоже будет среда. Важно не забывать, что ребенок считывает то, что нравится его маме. Малыш счастлив, когда счастлива она, и эти моменты в нем останутся навсегда.
– Норильчане вас знают как организатора “Норильских сезонов” и двух фестивалей  искусств северных городов  мира “Параллели” в 2011 и 2013 годах.  В программе первого фестиваля значился норвежский спектакль “Ребенок готов” для детей от нуля до трех лет и их родителей, но до Норильска он не добрался. Что вас заставило вновь вспомнить о северном городе?
Давнее знакомство с директором театра Светланой Гергарт и встреча с Анной Бабановой, которая приезжала в “Школу театрального лидера”, где я руковожу образовательной программой. Когда зашла речь о самых маленьких норильских зрителях,  я предложила  “Бэби-среду”. Проект получил грант благотворительной программы “Норникеля” “Мир новых возможностей”. Премьера назначена на 20 мая.
ФАКТ
Пока материал готовился к публикации, бэби-спектакль в Норильской драме получил название “Подсолнечный ветер”. Это из стихотворения все той же Насти Орловой: “…А я сама подсолнечник,/ И на ветру подсолнечном/Так здорово мне голову,/Свою большую голову/Баюкать и качать,/Баюкать и качать”. 
 

17 мая 2018 года, 16:02

Фото: Николай ЩИПКО

Текст: Валентина ВАЧАЕВА