Крутите страницу дальше

Анонсы

Апрельские тезисы "Полярки-2017": "Дорога в новую квартиру"

14 апреля состоится премьера спектакля "Дорога в новую квартиру", который поставил режиссер Андрей Гончаров по одноименному рассказу Сергея Довлатова. Эскиз этой работы был показан зрителям и критикам лаборатории современной драматургии "Полярка", и единодушно ими одобрен.

Довлатовская «улыбка разума» получила в эскизе Андрея Гончарова по рассказу «Дорога в новую квартиру» - яркое, острое и точное воплощение, она взрезала зрительское восприятие то приступами общего хохота в зале, то минутами многозначной тишины. Об одиночестве в суете, о парадоксальности обыденного, о вечной неудовлетворенности человека, а еще о Ленинграде/Петербурге с его холодным величием и бесприютностью «маленького человека» эта история. В ней юмор с привкусом горечи, сиюминутность смешана с воспоминанием, а в бытовой зарисовке много искусства.  Каждый здесь и романтичен, и нелеп, к тому же, к литературной иронии автора примешана сценическая – от режиссера и артистов. Мечты, надежды, самооценки и реальность сталкиваются в переживаниях героев, занятых перевозом нехитрого житейского скарба. Их диалог неуклонно не складывается, оттого, видимо, так дробна, фрагментарна композиция эскиза-рассказа, где несколько зачинов, у каждого – свой монолог и свой же … памятник. Вот и мелькают  там и сям вполне угадываемые петербургские образы: то ильичи, то алексеевичи, то на коне, то на броневике - в неизменной бронзе… 

Андрей Гончаров – выпускник Российского государственного института сценических искусств в Санкт-Петербурге (мастерская В.М. Фильштинского, 2016). Сотрудничает с «Этюд-театром» (Площадка 51, Петербург): как актер занят в учебных работах курса («Три сестры» А.П. Чехова, «Коллеги» Н. Русского), а также создал спектакль «Морфий» по М. Булгакову. На экспериментальной площадке ТЮЗа им. Киселева (Саратов) поставил спектакль «Как Зоя гусей кормила» С. Баженовой. В рамках режиссерской лаборатории БДТ им. Товстоногова «Война и мир» поставил эскиз по произведениям Хайнера Мюллера «Маузер», «Миссия», «Железный крест», вошедший в спектакль «Три текста про войну» (отмечен Высшей театральной премией Санкт-Петербурга «Золотой софит-2016» в номинации «За режиссерский дебют»). Выступил режиссером читки пьесы Николы Маккартни «Дом» в ходе Фестиваля-лаборатории современной британской драматургии. В качестве сорежиссера и ассистента режиссера принимает участие в различных проектах БДТ: «Чехов жив» (театрализованные онлайн-чтения), «Крещенные крестами» по Э. Кочергину, «Зеркало сцены» по Г. Товстоногову. В 2015 году был режиссером одного из эпизодов спектакля-экскурсии «Маршрут «Старухи» по Даниилу Хармсу.

В спектакле заняты артисты Маргарита Ильичева, Денис Ганин, Степан Мамойкин, Иван Розинкин.

Из отзывов:

ействие происходит в Ленинграде, который, как и теперешний Петербург, объят почти постоянным мороком, природа которого неизвестна. То ли постоянные тучи над городом, то ли мрачные фигуры его создателя на коне и его покорителя на броневике охраняют это легкое безумие, но факт его наличия — не оспорить. Эти два мифологических героя и в эскизе периодически возникают на сцене, вызывая нервный хохоток у зрителей. Героиня в исполнении Маргариты Ильичевой, собирающаяся переезжать на новую квартиру, явно из тех, кто сразу влюбляется в мужчину, способного без запинки произнести слово «экзистенциализм». Мужчины, помогающие ее переезду, составляют какое-то абсурдное трио, потому что в жизни они вряд ли могли бы встретиться, разве что в анекдоте: майор, режиссер и студент (Степан Мамойкин, Денис Ганин и Иван Розинкин). Их разговоры — это и есть довлатовские анекдоты, плавно переходящие в комедию абсурда.

И параллельно — поток сознания театральной гримерши, замученной культурой, которая жадно выхвачена из разных мест, из чьих-то подслушанных реплик, из чьих-то непрочитанных книг… все женщины тогда были помешаны на культуре. Как было жить без Акутагавы, без Зигмунда Фрейда, без альбомов по живописи. Все это заменяло настоящую жизнь, которая никак не складывалась. Как точно насмешник Довлатов ухватил этот типаж, состоящий из банальностей: «…мы беседовали о пустяках, о книгах, об экзистенциализме… случилось то, чего мы так опасались, случилось то, чего мы так надеялись избежать». Она и трое мужчин, совершенно не подозревающих о сложных умственных переживаниях дамы, от которой каждый из них и хотел-то известно чего, то есть всего ничего, составили умопомрачительно смешной, почти джазовый квадрат.

Ну и в финале — непременно развевающиеся длинные волосы героини, с вентилятором позади и Лениным, устало присевшим на скамейку рядом". (Татьяна Тихоновец, "Петербургский театральный журнал")