Крутите страницу дальше

Анонсы

Дракон/Перезагрузка

В мае зрителей ожидает встреча с… «Драконом» Евгения Шварца на Основной сцене. Спектакль поставит режиссер Анна Бабанова, в сотрудничестве со сценографом Ильей Кутянским, художником по костюмам Ваней Боуден, художником по свету Тарасом Михалевским, видеорежиссером Михаилом Зайкановым, композитором Николаем Морозовым, хореографом Николаем Реутовым.

Представим страшное, пойдём «от противного»: разум не возобладал, ядерные чемоданчики были открыты, красные кнопки нажаты – взрывы сотрясли планету… Таково исходное событие в будущем спектакле: в полуразрушенных городах-готэмах еще теплится жизнь, мусорные ветры несут по свету остатки-обрывки-воспоминания о цивилизации и культуре, природа в очередной раз со времен Плиния старшего «бросила голого человека на голую землю» - история проходит мучительный процесс перезагрузки… А вместе с мечтами и страхами человечества в последний поединок вступают Дракон и Ланцелот – Суперзлодей и Супергерой…

Это - Комикс с элементами Апокалипсиса, детки ;))

Но вернемся к исходному сюжету.

В город, много лет угнетаемый неким Драконом, является благородный рыцарь Ланцелот. Он спасает красавицу Эльзу, предназначенную для сакральной жертвы, и убивает чудовище… Однако счастья это никому не прибавило. Тогда рыцарь понимает: для того, чтобы освободить и осчастливить людей, – недостатояно убить Дракона…

 «Дракон» Евгения Шварца – сказка для взрослых о войне из разряда вечных. Каждая эпоха в ней легко распределяется по ролям: кто - Дракон, кто - Ланцелот, кто – Бургомистр, а кто и - архивариус Шарлемань… Может быть, потому непростая сценическая судьба была у этой пьесы, написанной в страшном 1943 году. Несмотря на очевидный антифашистский пафос, ее как «вредную» заклеймили уже в 44-ом (усмотрев чуть ли не «антисоветчину»): после первого показа в Москве (постановка Н. Акимова в Ленинградском театре Комедии) спектакль был снят с репертуара, 18 лет (до 1962 года) действовал запрет на постановки. Но и в новую эпоху, вроде бы «оттепели», пьеса не избежала той же участи…

Тема власти, ее природы и судьбы, осмыслена в этой притче памфлетно, остро, афористично, не без изящества, мудро интерпретированы характеры, их развитие, что  и останется актуальным еще долгие годы. Здесь умный, проницательный Дракон, хоть и о трёх головах, но часто является «без чинов», хвоста и клыкастой пасти - его размышления о роде человеческом не лишены философской глубины и поэтической утонченности. Здесь романтический Ланцелот, вечный странник, любовник и воин, нет-нет да сомневается в своей победе. Здесь циничный Бургомистр сам себе не говорит правды «уже столько лет, что забыл, какая она, правда-то», да и правление его после падения Дракона оказывается тоже тиранией, только более ничтожной и пошлой…

Известно, что Е.Л. Шварц писал эту пьесу в эвакуационном Сталинобаде (Душанбе), а среди культурных источников его текста – легенды о змееборцах, существующие с начала времен у разных народов. Вспомним, например, Геракла и Персея, Никиту Кожемяку и Илью Муромца, Святого Патрика и Георгия Победоносца, Феодора Стратилата и Архангела Михаила… Но вот у народов юго-восточной Азии в сюжетах о Драконе прослеживается одна важная идея: Дракона победить нельзя, потому что победитель сам станет Драконом. И только юноша с чистыми помыслами может убить чудовище…

Примечательно, что для этой миссии автор сказки выбрал Ланцелота – Белого рыцаря Круглого Стола из Камелота, с драконами, кажется, по легендам, и не встречавшегося, зато известного безуспешными поисками святого Грааля, а еще более – влюбленностью в жену суверена королеву Гвиневру.  «Учтивейший из всех рыцарей на свете и всем дамам и девицам покорный слуга»… Даже если он был взят как образ идеального избавителя от страданий (Ланцелот из сказки – лишь «дальний родственник легендарного странствующего рыцаря»), нельзя не заметить, что в одном Дракон и Ланцелот у Шварца согласны – в оценке человечества. От сумрачной фразы героя «Вы думаете так просто любить людей? Ведь собаки великолепно знают, что за народ их хозяева. Плачут, а любят…» -  рукой подать до уничижительной характеристики злодея «Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам – околеет. А душу разорвёшь – станет послушней, и только… Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души, продажные души, прожженные души, мертвые души… Мои люди очень страшные. Я их кроил…»

Они оба – стороны вечной войны света и тьмы, их сражение – неибежность, но от победы Ланцелот не испытывает удовлетворения, поскольку понимает, что далее «работа предстоит мелкая…хуже вышивания… в каждом придется убить дракона». А это – уже не задача для героя, скорее – для садовника: «Ведь если вдуматься, то люди, в сущности, тоже, может быть, пожалуй, со всеми оговорками, заслуживают тщательного ухода».

Средства войны добра и зла становятся всё изощреннее и смертоноснее, так что в начале XXI века можно оставить в стороне сказочные ковры-самолеты, шапки-невидимки, мечи-кладенцы и пр., а поразмышлять, что станет с обществом потребления - … после термоядерной катастрофы. Вот он – «голый человек на голой земле», его драконы, его ланцелоты, его бургомистры, его архивариусы и сакральные жертвы, его вечные мечты об идеальном устройстве жизни… Найдется ли теперь среди всех его спасителей и благодетелей – хоть один терпеливый и рачительный садовник? Или всё безнадёжно?

В спектакле заняты Заслуженный артист России Сергей Ребрий (Бургомистр), артисты Александр Жуйков (Ланцелот), Евгений Нестеров (Дракон), Лариса Ребрий (Дракон), Иван Розинкин (Дракон), а также Заслуженная артистка России Нина Валенская, артисты Сергей Даданов, Елена Донова, Дарья Дороготовцева, Денис Ганин, Евгения Камбалина, Алексей Ковригин, Олег Корныльев, Степан Мамойкин, Сергей Назимов, , Инесса Талашкевич, и еще Ваня Хатников (Кот).