Крутите страницу дальше

Анонсы

Когда живут миражами...

75-й творческий сезон закроется 24 июня 2016 года в 19-00 премьерой спектакля "Дядя Ваня" А.П. Чехова (режиссер Петр Шерешевский, художник Фемистокл Атмадзас, художник по костюмам Ольга Атмадзас, художник по свету Александр Рязанцев, музыкальное оформление Андрей Федоськин).

Кто ни слышал хотя бы раз в жизни слова о том, что «в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли…»? Пожалуй, многие и сами их произносили – эти слова принадлежат доктору Астрову, герою пьесы А.П. Чехова «Дядя Ваня»… Рассуждал он о супруге отставного профессора Серебрякова, красавице Елене Андреевне… Там, правда, было продолжение: «Она прекрасна, спора нет, но… ведь она только ест, спит, гуляет, чарует всех своею красотой – и больше ничего. У нее нет никаких обязанностей, на нее работают другие… А праздная жизнь не может быть чистою»… В одной фразе – взлет очарования и такой убийственный итог…

«Драмами крушения надежд» называют порой пьесы Чехова, а самого автора – «певцом безнадежности»: «он постоянно точно в засаде сидит, высматривая и подстерегая человеческие надежды. И будьте спокойны за него: ни одной из них он не просмотрит, ни одна из них не избежит своей участи. Искусство, наука, вдохновение, любовь, идеалы, будущее – переберите все слова, которыми современное и прошлое человечество утешало и развлекало себя – стоит Чехову к ним прикоснуться, и они мгновенно блекнут, вянут, умирают…» (Лев Шестов. Творчество из ничего).

У Чехова человеческое бытие иллюзорно, его герои охотно обманывают себя, предпочитая видимость – реальности, впрочем, это не приносит им счастья. Жизнь идет своим чередом, она «скучна, глупа, грязна», она смеется над всеми усилиями ее облагородить… «Дядя Ваня» - драма «прозрения», ее герой осознает тщету своих устремлений тогда, когда вроде уже ничего нельзя исправить-переиначить, его посещают сомнения в том, что представлялось ранее смыслом и главной целью существования, чему были посвящены все борения-лишения и что показалось теперь пустым и никчемным. Дядя Ваня бунтует, носится по дому с криком «пропала жизнь!» (еще бы, ведь, при другом раскладе, из него «мог бы выйти Шопенгауэр, Достоевский»!!), пытается даже застрелить своего прежнего кумира, того самого отставного профессора, два раза целится, заявляя ему «Будешь ты меня помнить!», стреляет, приговаривая, как мальчишка, «Бац!» - и ни разу не попадает… «Когда нет настоящей жизни, то живут миражами. Все-таки лучше, чем ничего»… Его бунт смешон, его разочарование так же наивно, как и прежнее очарование, он это, пожалуй, осознает сам, и ему стыдно, но… Что же знает человек о мире, о жизни и даже о самом себе для того, чтобы обрести наконец внутреннюю гармонию и перестать задавать «проклятые вопросы»? возможно ли еще при жизни «увидеть жизнь светлую, прекрасную, изящную… тихую, нежную, сладкую, как ласка»?.. Этой чеховской пьесе уже больше века, но разве мы нынешние хоть на йоту продвинулись в решении поставленных ею вопросов?

Пожалуй, и на осколках разрушенных цивилизаций монологи дяди Вани, Сони, Астрова, Елены Андреевны будут звучать по-прежнему: поэтично, печально, как упрек и как вопрос живущим…

"Человек одарен разумом и творческою силой, чтобы преумножать то, что ему дано, но до сих пор он не творил, а разрушал" (Астров)

"Мир погибает не от разбойников и не от воров, а от скрытой ненависти, от вражды между хорошими людьми, от всех этих мелких дрязг, которых не видят люди" (Елена Андреевна)

"Сейчас пройдет дождь, и все в природе освежится и легко вздохнет. Одного только меня не освежит гроза. Днем и ночью, точно домовой, душит меня мысль, что жизнь моя потеряна безвозвратно. Прошлого нет, оно глупо израсходовано на пустяки, а настоящее ужасно по своей нелепости. Вот вам моя жизнь и моя любовь: куда мне их девать, что мне с ними делать?" (Дядя Ваня)

"Бог сжалится над нами, и мы с тобою, дядя, милый дядя, увидим жизнь светлую, прекрасную, изящную, мы обрадуемся и на теперешние наши несчастья оглянемся с умилением, с улыбкой - и отдохнем" (Соня)

"Каждую минуту тосковать о прошлом, следить за успехами других, бояться смерти... Не могу! Нет сил! А тут еще не хотят простить мне моей старости!" (Серебряков)

"Старые что малые, хочется, чтобы пожалел кто, а старых-то никому не жалко... Пойдем, светик... Я тебя липовым чаем напою, ножки тебе согрею... Богу за тебя помолюсь... Все мы у Бога приживалы..." (Марина)

Наши постановщики решили не ждать милостей от природы, «осколки цивилизаций и культур» они вполне могут соорудить своими силами, а также наполнить их внутренним содержанием с помощью Заслуженных артистов России Сергея Ребрия, Нины Валенской, артистов Дениса Ганина, Маргариты Ильичевой, Елены Кузьменко, Степана Мамойкина, Сергея Назимова, Юлии Новиковой.

А потом – мы, конечно, отдохнем. И, может быть, увидим небо в алмазах