Крутите страницу дальше

Новости

Дуэт для фортепиано и... трубы

Одним из главных героев будущего спектакля "Жди меня... и я вернусь" станет Дирижер, прообраз которого - композитор Сергей Федорович Кайдан-Дёшкин - был известен всей Советской стране как автор пионерского гимна "Взвейтесь кострами, синие ночи", а отбывал срок в Норильлаге по статьям 58-11, 58-08 как "контрреволюционер, способный на террор и шпионаж"... Странная формулировка, не правда ли?! "Способный" - не значит "виновный"... Но и в судебной реализации подозрения - логика того времени...

Судьба – злая, бурная, неверная, коварная, строгая, добрая, дивная, славная… От нее нет защиты, она играет человеком – а человек играет, например… на фортепиано, руководит к тому ж духовым оркестром, становится первым заведующим музыкальной частью Заполярного театра драмы. И в его судьбе отразились все «страсти роковые» нашей истории

Одаренный юноша из Вильно в революционное десятилетие оказался с семьей в Москве. Сначала занимался музыкой  в Мастерской фортепианной игры имени Ярошевского, а после службы в Красной Армии (1920-1922) поступил учиться в техникум имени Рубинштейна (теперь  Музыкальное училище имени Чайковского при Московской консерватории). Памятуя о своем бойскаутском детстве, согласился написать музыку по заказу ЦК РКСМ: ему принесли стихи Александра Жарова, который положил их на ритм… марша солдат из оперы Гуно «Фауст»(!?). И Сергей Федорович Дешкин создал настоящий шедевр, популярнейшую песню, гимн советской пионерии «Взвейтесь кострами, синие ночи», взяв основной темой – звуки пионерского горна. Так в его дом «постучалась судьба»…

До московских улиц близко ли/ От арктической воды?/ Спиридоновка, Никитская,/ Патриаршие пруды… (А.Жаров.)

«Пионерские дела» на какое-то время увлекли, и в вихре встреч, событий он познакомился с девушкой, собрался жениться… Только фамилия жениха девушке показалась неблагозвучной, поэтому к своей прибавил он и фамилию жены – Кайдан… Кайдан-Дешкин… Мама его тогда плакала:

- Сереженька, ты знаешь ли, что такое по-украински «кайданы»? Это кандалы… Зачем же ты добровольно на себя их надел?

Вскоре он с первой женой расстался. А фамилия осталась…

В училище им. Гнесиных (1927-1930) - и по классу фортепиано у Е.Ф. Гнесиной, и по классу композиции у М.Ф. Гнесина – он состоялся как композитор, проявив свои способности в вокальном жанре. Основные сочинения того периода – романсы на стихи Пушкина, Лермонтова, Блока, Щипачева, Алигер…

Незадолго до государственных экзаменов в августе 1930 года он был арестован. Обвинение кажется необоснованным – «контрреволюционер, способный на террор и шпионаж» - да мало ли таких обвинений тогда прозвучало? Можно предположить, что был донос… Впрочем, есть версии…

«Он был советским разведчиком-нелегалом. Однажды в Польше  к нему, нарушив конспирацию, обратился советский агент с просьбой передать нашему командованию важные сведения, добытые через немцев. Агент сообщил, что за ним следят, а передать материалы необходимо как можно быстрее. Сергей Федорович был вынужден действовать. Он сумел связаться с нашим командованием и передать добытое коллегой. На этом его карьера разведчика закончилась: вскоре его отозвали в СССР «для отдыха» и отправили на Лубянку, а затем  в лагерь Горной Шории, откуда возили на допросы в Москву. Однако документов, подтверждающих эту версию, найти не удалось» (В.Вачаева).

Так или иначе,  осуждение по статье 58, пункту 11 - это 10 лет исправительно-трудовых лагерей, которые начались в Вятлаге и не сулили никакого творческого развития: «…стряслась большая и, боюсь, непоправимая беда… я сейчас чернорабочий на земляных работах… я лишен музыки, что совершенно морально убивает… Вы сами понимаете, что из меня не может получиться хороший землекоп… а вопросы будущего нагоняют смертельный страх… если я погибну как художник, то это много хуже всех тех страданий, моральных и физических, какие я уже перенес» (из писем С.Ф. Кайдана-Дешкина 1935 года). Путь на Крайний Север (1936) не был легким: сначала большую группу заключенных на пароходе «Спартак» переправили в Дудинку, а потом этапом 112 км – в Норильлаг. «Шли мы 6 суток по тундре, т.е. бесконечному болоту, переходили реки с ледяной водой, спали прямо на болоте. Под нами – вечная мерзлота. Над нами – тучи комаров. Там, среди тундры неожиданно выступает горная цепь, битком набитая никелем, углем, медью… Я представился начальнику культотдела и был назначен руководителем духового оркестра». (Из письма от 02.06.1937).

Он создал один из лучших духовых оркестров Норильлага (1937-1940), который играл не только для ЗК, но и для работников НКВД. Коллектив состоял в основном из уголовников 6 лаготделения («бытовиков»). Они, впрочем, своего «политического» руководителя  уважали «за исключительную честность и скромность, за природный музыкальный талант», а на концерты приходили по-разному: оркестранты шли свободно по пропускам, а дирижер – под конвоем. Он стремился изменить репертуар, ориентированный преимущественно на легкую музыку, в сторону исполнения классики. А ночами сочинял фортепианную музыку, песни, среди которых особой популярностью пользовался вальс «Енисей», с этого начинались танцевальные вечера…

«Енисей, Енисей, по дороге широкой твоей/Днем и ночью плывут корабли./До полярных морей ты несешь, Енисей,/Славу гордую русской земли…»

Об одном из самых трагических событий в жизни С.Ф. Кайдана-Дешкина стало известно из воспоминаний его трубача Виталия Николаевича Бабичева: «В Норильске перед войной производились массовые расстрелы. Далеко в тундре был специальный лагерь (Норильск-2), куда свозили обреченных. Дабы скрыть правду о лагере смерти, заключенных приводили в тундре к определенному месту и там передавали другим конвоирам. Людей заставляли рыть себе могилы, а следующая партия сначала закапывала предыдущую, так что процесс был долгий… Жертвой должен был стать и Сергей Федорович. Накануне большого праздника его забрали. Но музыканты оркестра отказались играть без руководителя, так и заявили оперуполномоченному, что без Кайдана никуда не пойдут. Угрозы не помогли, и чтобы не сорвать увеселительное мероприятие, ответственные вынуждены были уступить. Его доставили в лаготделение совершенно седым».

Не расстреляв, его освободили - в августе 1940-го, ровно через 10 лет. Но он не уехал – его имя значится на первых афишах Заполярного театра драмы – «Зав. музыкальной частью С.Ф. Кайдан». А когда открылся Дом инженерно-технических работников (ДИТР, 1942), он принял самое активное участие в формировании репертуара эстрадного оркестра. Целая «бригада» трудилась над этим по ночам: радиолюбитель-ударник Альфонс Лопатинский настраивал приемник на волну «Голоса Америки». Несколько человек по строчке записывали тексты новых песен, а мелодии запоминал Кайдан. Затем он же готовил аранжировки и оркестровки…  Так что Норильлаг был в курсе всех музыкальных новинок фронтовых лет.

«Край глухой, меж тундрой и тайгою/За порогом вечной мерзлоты,/Как же большевистскою рукою/Изменен и приукрашен ты!/..Разгоняя тьму полярной ночи,/Светят электричества огни./Бьет ключом энтузиазм рабочий,/Новой стойки оживляя дни./Наша власть особенного рода,/Ей другой подобной не сыскать,-/Оттого так рада ей природа/Все свои сокровища отдать» -

стихотворение «Норильск», первое о нашем городе, опубликованное газетой «Красноярский рабочий» в 1940 году, написал тоже Дешкин, только Георгий - заключенный Краслага, эсперантист, поэт, брат композитора. Им предстояла драматическая встреча в порту Дудинки: один с оркестром под контролем охранников «воодушевлял» заключенных, работавших на погрузке, а другой с очередным этапом прибыл на барже…

И еще – о любви. «Студентку мединститута Тамару Сливинскую привезли в Норильск в 1938-м. Осудили на 10 лет за то, что она родилась и жила в Харбине. На концертах лагерной самодеятельности в Норильске она выступала как чтец-декламатор. Умная, живая, очень обаятельная, она стала музой для многих творческих людей в Норильске 40-х». (В.П. Вачаева) Они познакомились в клубе 2 лаготделения на концерте… После его освобождения – встречи не могли быть частыми: общение вольнонаемных с заключенными было под запретом, даже письменное. Но он ей писал и явно ждал возможности уехать «на большую землю» вместе. Она хранила эти письма, хотя и понимала, что это опасно. Однажды их все-таки украли, передали «куда следует», и лагерное начальство предложило Дешкину покинуть Норильск…

Встретились они лишь 20 лет спустя, когда члена Союза композиторов СССР, недавно выпустившего в ленинградском издательстве «Музыка» сборник произведений «Легкие пьесы для фортепиано», автора пионерского гимна С.Ф. Кайдана-Дешкина пригласили во Всесоюзный пионерский лагерь «Артек»… К тому времени ей было 50, а ему 65…

В одном из стихотворений самого Сергея Федоровича Дешкина есть строчки «Вся жизнь моя в борьбе прошла/. Таков, наверно, мой удел/, чтоб я о счастье песни пел/В цепях, но с вольною душой…»

Удивительная судьба!  В ней звучат и задушевные фортепианные вальсы, и звуки горна, и духовые оркестры, а лагеря пионерские соседствуют с исправительно-трудовыми и даже смертным…

Одна из многих горестных, прекрасных, невероятных судеб, покоривших Крайний Север…

PS.

«Усилиями репрессированных деятелей культуры, искусства на Севере был сформирован культурный слой, сделавший возможным относительно быстрое преобразование Норильска из «поселка-лагеря» в крупнейший культурный центр Сибири» («Академическая музыка Сибири», 2012)

«О, странное ощущение! Смотреть в лагерной столовой постановку профессиональных актеров - зеков! Смех, улыбки, белые платьица... Но - какие сроки у них? По каким статьям они сидят? У обычного актера перевоплощение только одно - в роль. Здесь - двойная игра: сперва изобразить свободного человека, а потом - роль». (А.И. Солженицын. «Архипелаг ГУЛАГ»).

 

Образ Дирижера в спектакле воплотит артист Николай Каверин.