Крутите страницу дальше

Новости

Слушать и слышать друг друга

Второй день работы лаборатории был наполнен серьёзными, важными диалогами. О прошлом – в поездке гостей лаборатории из балтийских стран на мемориальный комплекс «Норильская Голгофа» и в Музей Норильска. О прошлом и настоящем – в обсуждении спектакля Бориса Павловича «Вятлаг». О прошлом, настоящем и будущем – на мастер-классе театроведа Евгении Тропп «Как писать рецензию». Выяснилось, что границы времен более чем условны, а утопии/антиутопии усердно подстерегают каждого, задумавшегося об этом.

Разве не утопично предположение, что возможно за несколько часов научить писать рецензию о спектакле, рассуждать о театре? Но делом всей творческой жизни можно попробовать за данное время заинтересовать, привлечь внимание к основным проблемам и ошибкам, дать почувствовать, как увлекателен может быть ход мысли высокопрофессионального, талантливого театроведа. Ведь, в сущности, создаваемый им текст – это тоже искусство. Искусство понимания и интерпретации. Искусство развернутого оценочного суждения, воспроизводящего спектакль и зрительское впечатление от него настолько ощутимо, что это становится со временем фактом истории культуры.

Слушателями редактора «Петербургского театрального журнала» Евгении Тропп в Норильске стали будущие и настоящие филологи и журналисты, а также члены клуба «15 вольных критиков», организованного в прошлом творческом сезоне совместными усилиями театра и Публичной библиотеки города. Эта встреча стала для них интересным и важным поводом задуматься о  языке театра как явлении сложном, многогранном, требующем творческого усилия и таланта от зрителя, а также неустанного стремления к развитию знаний и навыков.

Спектакль «ВЯТЛАГ», созданный на основе дневниковых записей заключенного 40-х годов ХХ века латыша Артура Страдиньша и посвященный притом режиссером Борисом Павловичем  осужденному и заключенному по т.н. «болотному делу» в начале века XXI вятскому артисту и журналисту Леониду Ковязину, стал для зрителей «Полярки» настоящей «очной ставкой» прошлого с настоящим.

Образ главного героя этой истории  с неизбежностью напоминает Ивана Денисовича из знаменитой повести А.И. Солженицына, их сближает цепкость и «округлость» крестьянских характеров, тихое терпение в заточении, смиренное страдание и неприхотливое счастье: у одного случился в лагере «один ничем не омраченный, почти счастливый день» - «не заболел, перемогся», у другого – можно сказать, «один почти счастливый год», все ж таки не умер… Известна типичная норильская реакция на такую разработку лагерной темы, сформулированная, кстати, еще в 60-е, когда в нашем городе была прочитана повесть А.И. Солженицына. По-шаламовски жесткую оценку дал тогда один из бывших заключенных Норильлага - Григорий Розентул: «Автор провел линию параллельно колючей проволоке, а она шла поперек». Норильск, заплативший за свое «место под северным солнцем» страшную цену, всегда особенно уважал энергию внутреннего сопротивления «предлагаемым обстоятельствам», «самостоянье человека», позволившее ему не просто выжить, но, превозмогая тоску, боль, страх и даже смерть, самореализоваться, а также построить здесь город, комбинат. Сила характера первопроходцев Крайнего Севера, может быть, и держит нас на этой широте по сей день…

Тема безжалостного вмешательства истории и политики в жизнь «маленького человека» потребовала откровенного и прямого диалога, который и состоялся по окончании спектакля. Прозвучали прямые и, может быть, жесткие вопросы норильчан, в ответ на которые, наверное, легче всего было бы просто нервно убежать, но это слабое решение. Так что режиссер Борис Павлович вступил в диалог со зрительным залом внешне спокойно, провел его умно и интеллигентно (вместе с ним участвовали в разговоре режиссер Элмо Нюганен, драматург Марюс Ивашкявичус), и к финалу этой встречи определенный уровень взаимопонимания был достигнут: спектакль завершился общими, продолжительными аплодисментами зрительного зала - вставшего. А для чего ж еще нужно искусство, как не для того, чтобы люди учились думать, понимать, слушать и слышать друг друга?!