Крутите страницу дальше

Спектакли

Леди Макбет Мценского уезда

Оригинальная сценическая версия классического сюжета. В центре внимания – следствие по делу "купчихи" Катерины Измайловой: допросы, очные ставки, свидетельские показания – т.е. все то, что создает многообразие точек зрения на трагедию и высвечивает центральный образ совершенно по-новому. Простая женщина, неграмотная, из бедных, верующая стихийно и в Бога, и в языческие предзнаменования, волею обстоятельств стала женой купца первой гильдии, вызвав тем издевательские оценки у одних и зависть у других. Положение «бедной родственницы», «белой вороны», вечно упрекаемой и перед всеми виноватой, не могло не вызвать в страстной, сильной натуре внутреннего протеста. Жизнь стала казаться ей «тюрьмой» задолго до трагедии (поэтому образ «тюремной камеры» станет сценографической доминантой, «прорастая» по ходу действия множеством картин из воспоминаний и реальной жизни героини). Своей безоглядной любовью к приказчику Сергею, своей долгожданной беременностью она вознесена судьбой, казалось бы, на недосягаемую высоту, высвечена особой красотой, но невозможное, преступное счастье оборачивается катастрофой. Видимо, о таком чувстве библейские слова из «Песни песней» царя Соломона: «крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные, она пламень весьма сильный».

драма по одноименному очерку Н.С. Лескова

Автор спектакля: Ярослава Пулинович

Режиссер Анна Бабанова, художник Олег Головко, художник по костюмам Светлана Матвеева, художник по свету Сергей Крылов, композитор Игорь Есипович, музыкальный руководитель Андрей Федоськин, пластическая идея Сцены полета принадлежит хореографу Игорю Григурко

Премьера: 18 марта 2016 г.

Состав актеров:

Маргарита Ильичева, Юлия Новикова (Катерина Измайлова), Денис Ганин (приказчик Сергей), Александр Глушков (Борис Тимофеевич Измайлов), Роман Лесик (Зиновий Борисович Измайлов),  Варвара Бабаянц (Прасковья Сергеевна Лямина), Иван Хатников, Артем Швец (Федор Лямин), Сергей Назимов (Следователь), Иван Розинкин, Денис Чайников (приказчики), Лариса Ребрий (кухарка Аксинья), Елена Кузьменко (бабка Алена), Евгения Хитрина (Настя), Дарья Дороготовцева (Сонетка), Галина Савина (Фиона), Заслуженная артистка России Лариса Потехина (Сиделка в тюремной больнице), Евгений Нестеров (Прокурор, он же Надзиратель), Николай Каверин (Адвокат, он же Надзиратель), Александр Жуйков (Палач, он же Охранник), Сергей Даданов, Александр Жуйков, Алексей Ковригин, Олег Корныльев, Степан Мамойкин, Александр Носырев, Инесса Талашкевич (дворовые, они же каторжники).

Продолжительность действия: 2 часа 20 минут

Большая сцена

Для кого спектакль: Взрослые

16

Трагическая история бунта женской души против мертвящей обстановки, безысходности «предлагаемых обстоятельств», изложенная замечательным русским писателем по материалам реального уголовного дела (в 1864 году), на протяжении столетий будоражит воображение многих деятелей театра и кино. Яркий, цельный характер главной героини, строгий, жесткий, динамичный сюжет (от которого еще даже автору становилось, по его собственному признанию, «невыносимо жутко») и вечная русская тема внутренней свободы в столкновении с границами социальными, морально-этическими и пр. – все это делает данную историю не только страстной и притягательной, но и знаковой, придает ей характер притчи.

Создание образа Катерины Львовны Измайловой – серьезное творческое испытание, тем более что блистали в нем многие замечательные актрисы разных времен: Г. Вишневская, Н. Гундарева, Н. Андрейченко, О. Маркович и др. Но примечательно, что судьба героини даже изначально (в очерке) рассматривалась по-мужски: подчеркнуто отстраненно, спокойно, аналитично. Этот «сторонний взгляд», конечно, создавал жесткую эстетическую форму, но оставлял многие психологические лакуны в характере главной героини. Создателями нашей постановки будет предпринята серьезная попытка понять внутреннюю логику ее поступков и если не оправдать, то хотя бы заставить задуматься над сложнейшей природой Добра и Зла в душе и судьбе человеческой.

Сгусток бытия, в котором - убийства, следствие, тюрьма, этап, каторга, наполнен, помимо философских, психологических смыслов, настолько специфическим житейским содержанием, что погружение в него потребовало от авторов постановки (прежде всего, от режиссера) изучения исторической и бытовой конкретики (жизни подследственных, заключенных, ее неписаных законов и многочисленных деталей и в XIX - ом, и в XX-ом веках). Для создания своей инсценировки помимо изучения материалов конкретного уголовного дела, положенного в основу очерка Н.С. Лескова, режиссер общалась с адвокатами, столкнувшимися в своей практике с подобными историями и характерами, осматривала места заключения, слушала судебные разбирательства.

Таким образом создана оригинальная сценическая версия классического сюжета.  В центре внимания – следствие по делу Е.Л. Измайловой: допросы, очные ставки, свидетельские показания – т.е. все то, что создает многообразие точек зрения на трагедию и высвечивает центральный образ совершенно по-новому. Простая женщина, неграмотная, из бедных, верующая стихийно и в Бога, и в языческие предзнаменования, волею обстоятельств стала женой купца первой гильдии, вызвав тем издевательские оценки у одних и зависть у других. Положение «бедной родственницы», «белой вороны», вечно упрекаемой и перед всеми виноватой, не могло не вызвать в страстной, сильной натуре внутреннего протеста. Жизнь стала казаться ей «тюрьмой» задолго до трагедии (поэтому образ «тюремной камеры» станет сценографической доминантой, «прорастая» по ходу действия множеством картин из воспоминаний и реальной жизни героини). Своей безоглядной любовью к приказчику Сергею, своей долгожданной беременностью она вознесена судьбой, казалось бы, на недосягаемую высоту, высвечена особой красотой, но невозможное, преступное счастье оборачивается катастрофой. Видимо, о таком чувстве библейские слова из «Песни песней» царя Соломона: «крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные, она пламень весьма сильный».

"Честно признаться, такой сценической версии знаменитого очерка Николая Лескова еще не приходилось видеть. Хотя немало прекрасных спектаклей до сих пор остается в критической памяти... У режиссера Анны Бабановой получилось столь чистое и одновременно парадоксально сложное исследование человеческой природы, женской натуры, что все это выходит далеко за рамки просто искусства и уводит в жизнь... Спектакль стал синтезом свидетельского и психологического театра, официального формата дознания и идущих встык ярчайших эмоциональных эпизодов. Он решительно ушел от вязкого "быта" к истории не столько абстрактно-вневременной, сколько на все времена... Норильская "Леди Макбет" одновременно чувственно-плотская и лиричная, наполненная крепко слаженными массовыми сценами и укрупненными актерскими дуэтами и соло" (Ирина Алпатова, Петербургский театральный журнал).