Крутите страницу дальше

Спектакли

Дракон

Представим страшное, пойдём «от противного»: разум не возобладал, ядерные чемоданчики были открыты, красные кнопки нажаты – взрывы сотрясли планету… Таково исходное событие в спектакле: в полуразрушенных городах-готэмах еще теплится жизнь, мусорные ветры несут по свету остатки-обрывки-воспоминания о цивилизации и культуре, природа в очередной раз со времен Плиния старшего «бросила голого человека на голую землю» - история проходит мучительный процесс перезагрузки… А вместе с мечтами и страхами человечества в новый поединок вступают Дракон и Ланцелот – Суперзлодей и Супергерой…
Это - Комикс с элементами апокалипсиса, детки ;))

трагифарс в двух действиях

Автор спектакля: Евгений Шварц

Режиссер - Анна Бабанова, режиссер по пластике - Николай Реутов, сценограф - Илья Кутянский, художник по костюмам - Ваня Боуден, художник по свету - Тарас Михалевский, композитор - Николай Морозов,  видеорежиссер - Михаил Зайканов

Премьера: 20 мая 2018 г.

Состав актеров:

В спектакле заняты Заслуженный артист России Сергей Ребрий (Бургомистр), артисты Александр Жуйков (Ланцелот), Евгений Нестеров (Дракон), Лариса Ребрий (Дракон), Иван Розинкин (Дракон), а также Заслуженная артистка России Нина Валенская, артисты Елена Генаева, Александр Глушков, Сергей Даданов, Елена Донова, Дарья Дороготовцева, Евгения Камбалина, Алексей Ковригин, Валентина Козлова, Олег Корныльев, Роман Лесик, Марина Максимова,  Степан Мамойкин, Игорь Моргунов, Сергей Назимов, Евгения Посметьева, Инесса Талашкевич (Эльза), Денис Чайников и еще Соня Панченко (котенок), Ваня Хатников (Кот). 

Большая сцена

Для кого спектакль: Взрослые

16

Даты показов:

27 мая 2018, воскресенье, 18:00

В город, много лет угнетаемый неким Драконом, является благородный рыцарь Ланцелот. Он спасает красавицу Эльзу, предназначенную для сакральной жертвы, и убивает чудовище… Однако счастья это никому не прибавило. Тогда рыцарь понимает: для того, чтобы освободить и осчастливить людей, – недостатояно убить Дракона…

 «Дракон» Евгения Шварца – сказка для взрослых о войне из разряда вечных. Каждая эпоха в ней легко распределяется по ролям: кто - Дракон, кто - Ланцелот, кто – Бургомистр… Может быть, потому непростая сценическая судьба была у этой пьесы, написанной в страшном 1943 году. Несмотря на очевидный антифашистский пафос, ее как «вредную» заклеймили уже в 44-ом (усмотрев чуть ли не «антисоветчину»): после первого показа в Москве (постановка Н. Акимова в Ленинградском театре Комедии) спектакль был снят с репертуара, 18 лет (до 1962 года) действовал запрет на постановки. Но и в новую эпоху, вроде бы «оттепели», пьеса не избежала той же участи…

Тема власти, ее природы и судьбы, осмыслена в этой притче памфлетно, остро, афористично, не без изящества, мудро интерпретированы характеры, их развитие, что  и останется актуальным еще долгие годы. Здесь умный, проницательный Дракон, хоть и о трёх головах, но часто является «без чинов», хвоста и клыкастой пасти - его размышления о роде человеческом не лишены философской глубины и поэтической утонченности. Здесь романтический Ланцелот, вечный странник, любовник и воин, нет-нет да сомневается в своей победе. Здесь циничный Бургомистр сам себе не говорит правды «уже столько лет, что забыл, какая она, правда-то», да и правление его после падения Дракона оказывается тоже тиранией, только более ничтожной и пошлой…

Известно, что Е.Л. Шварц писал эту пьесу в эвакуационном Сталинобаде (Душанбе), а среди культурных источников его текста – легенды о змееборцах, существующие с начала времен у разных народов. Вспомним, например, Геракла и Персея, Никиту Кожемяку и Илью Муромца, Святого Патрика и Георгия Победоносца, Феодора Стратилата и Архангела Михаила… Но вот у народов юго-восточной Азии в сюжетах о Драконе прослеживается одна важная идея: Дракона победить нельзя, потому что победитель сам станет Драконом. И только юноша с чистыми помыслами может убить чудовище…

Примечательно, что для этой миссии автор сказки выбрал Ланцелота – Белого рыцаря Круглого Стола из Камелота, с драконами, кажется, по легендам, и не встречавшегося, зато известного безуспешными поисками святого Грааля, а еще более – влюбленностью в жену суверена королеву Гвиневру.  «Учтивейший из всех рыцарей на свете и всем дамам и девицам покорный слуга»… Даже если он был взят как образ идеального избавителя от страданий (Ланцелот из сказки – лишь «дальний родственник легендарного странствующего рыцаря»), нельзя не заметить, что в одном Дракон и Ланцелот у Шварца согласны – в оценке человечества. От сумрачной фразы героя «Вы думаете так просто любить людей? Ведь собаки великолепно знают, что за народ их хозяева. Плачут, а любят…» -  рукой подать до уничижительной характеристики злодея «Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам – околеет. А душу разорвёшь – станет послушней, и только… Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души, продажные души, прожженные души, мертвые души… Мои люди очень страшные. Я их кроил…»

Они оба – стороны вечной войны света и тьмы, их сражение – неибежность, но от победы Ланцелот не испытывает удовлетворения, поскольку понимает, что далее «работа предстоит мелкая…хуже вышивания… в каждом придется убить дракона». А это – уже не задача для героя, скорее – для садовника: «Ведь если вдуматься, то люди, в сущности, тоже, может быть, пожалуй, со всеми оговорками, заслуживают тщательного ухода».

Средства войны добра и зла становятся всё изощреннее и смертоноснее, так что в начале XXI века можно оставить в стороне сказочные ковры-самолеты, шапки-невидимки, мечи-кладенцы и пр., а поразмышлять, что станет с обществом потребления - … после термоядерной катастрофы. Вот он – «голый человек на голой земле», его драконы, его ланцелоты, его бургомистры, его архивариусы и сакральные жертвы, его вечные мечты об идеальном устройстве жизни… Найдется ли теперь среди всех его спасителей и благодетелей – хоть один терпеливый и рачительный садовник? Или всё безнадёжно? 

"Сегодня, как в прежние времена. к нам вернулся страх ядерной войны, а тема конца света стала чуть ли не трендом в искусстве и даже игровой индустрии. Считаю, что шварцевский "Дракон" очень располагает к разговору об апокалипсисе...Ланцелот в нашей постановке противостоит Дракону эпохи потребления, к которому, как и у Шварца, полуразрушенный город-Готэм уже привык... После ядерного взрыва его населяют мутанты: люди-собаки, люди-коты, люди-ослы... После встречи с Ланцелотом к ним возвращаются добрые чувства, но лишь на время... Ланцелот говорит, что любит всех... Но стоим ли мы его любви? Может, нас и спасать-то не надо? Для меня это пока вопрос открытый" (Анна Бабанова, из интервью газете "Заполярный вестник")